Официальный портал городских
новостей «Наша Пенза»
Последний бой, он трудный самый…
Дата размещения: 06 мая 2021

Последний бой, он трудный самый…

Наши земляки в Берлинской наступательной операции.

Начав войну на подступах к Москве, сформированная в Пензенской области 354-я стрелковая дивизия закончила свой боевой путь на побережье Балтийского моря, неподалеку от города Штральзунд и острова Рюген.

Ост- и Вест-Одер
Война близилась к концу, а точнее, к краху фашистской Германии. Это понимали даже немцы. Тем удивительнее было то отчаянное сопротивление, которое они оказывали наступавшим частям Советской армии.
В середине апреля 1945 года 354-й дивизии была поставлена невероятно сложная задача — форсировать реку Одер в районе города Штеттина, крупного морского порта на Балтике и оперативной базы германского военно-морского флота. Дело в том, что в этом месте Одер раздваивался, протекая по двум руслам (Ост- и Вест-Одер), между которыми находилась обширная заболоченная пойма, изрезанная многочисленными протоками. Именно этот участок, буквально нашпигованный опорными пунктами сопротивления фашистов, и оказался в полосе наступления 354-й. До этого дивизия форсированным маршем преодолела в западном направлении 350 километров (!), сменив у Одера другие части. Но тем не менее настроение у бойцов было приподнятое: все чувствовали, что наступают последние дни войны и что нужно сделать лишь последний шаг, победить в последнем сражении. Но не зря поется в песне: «Последний бой, он трудный самый…»
Форсировать водную преграду предполагалось на подручных средствах, для этого были изготовлены паромы, плоты, собраны по берегам и отремонтированы рыбацкие лодки. Дело спорилось, благо опыт гвардейцев 354-й в форсировании рек был внушительный: Днепр, Припять, Висла, не говоря уже о десятках других менее значительных водных рубежей. В результате заготовленные плавсредства позволяли всего за три рейса переправить полки первого эшелона наступления.
В ночь на 15 апреля группа разведчиков отдельной разведроты под командованием старшины А.И. Перадзе скрытно перебралась через Ост-Одер в районе полуразрушенного железнодорожного моста и скрылась в близлежащем лесу, ведя весь день наблюдение за противником. Вечером к разведчикам присоединилась вся рота. Овладев мостом, подразделение отбивало ожесточенные атаки немцев. Тем временем саперы связали разбитый мост штурмовыми мостиками.
Ночью 19 апреля, пользуясь тем, что внимание противника было привлечено к сражению у моста, 1201 и 1203-й полки дивизии форсировали Ост-Одер в другом месте и, ликвидировав опорные пункты противника, практически без потерь заняли междуречье и вышли на восточный берег Вест-Одера. От немцев их отделяла 200-метровая полоса воды. Всю ночь в междуречье подразделения полков выходили на исходные рубежи форсирования, перетягивали плавсредства, в том числе для артиллерии и тяжелой техники.

В ледяном аду
К сожалению, как это нередко бывает на войне, выполнению боевой задачи помешала погода. До этого солнечные теплые дни сменились затяжным холодным ненастьем с пронизывающим до костей северным ветром. Именно ветер в ночь на 20 апреля нагнал в междуречье с моря воду. Участник тех давних событий, а ныне председатель Совета ветеранов 354-й дивизии ныне здравствующий Александр Константинович Дручков, в апреле 45-го корректировщик огня взвода разведки 921-го артиллерийского полка, уточнил, что кроме природной стихии ситуацию усугубили и немцы, открыв шлюзы дамбы канала на Одере.

В результате все, кто находился в этот момент в междуречье, оказались как минимум по пояс в ледяной воде. «Бойцы искали любую возвышенность, деревья, чтобы хоть как-то спастись от воды, — рассказывает А.К. Дручков, — потому что уже через несколько минут ноги буквально ломило от холода, а тело вообще переставало что-либо чувствовать. Причем из-за пронизывающего ветра казалось, что полностью в воде находиться было теплее, чем погруженным до пояса. Помню, мне удалось влезть на какой-то пенек, но он стал лишь частичным спасением от этого ледяного ада. Зуб на зуб не попадал, сердце бешено билось в груди. Многие из нас уже прощались с жизнью».
К счастью, бедственное положение заметили на наблюдательном пункте дивизии, и вскоре саперы пригнали на затопленную пойму лодки. А уже в 6 утра началось форсирование реки. Первым на западном берегу Вест-Одера закрепился 1201-й полк. Удержать захваченный плацдарм под напором танковых атак фашистов во многом удалось благодаря батарее САУ (самоходных орудий), своевременно переправленной из междуречья. Несколько раз бои за удержание плацдарма заканчивались рукопашными схватками.

Кто брал Штеттин
Перелом в сражении наступил 24 — 25 апреля, когда у врага иссякли последние резервы. Уже 26 апреля части 354-й дивизии приступили к преследованию противника, преодолевая в сутки 30 — 40 километров. В районе города Барт нашими бойцами был освобожден лагерь военнопленных, в котором содержалось до 6 тысяч американских летчиков со сбитых во время войны самолетов. Оставшийся в тылу город Штеттин, считавшийся ранее неприступной крепостью, вскоре был сдан «на милость победителей».
Вечером 26 апреля Москва салютовала войскам 2-го Белорусского фронта, вернувшего польскому народу древний славянский город Щецин. Только на подступах к этому городу погибло 5 тысяч советских воинов. (5 июля 1945 года СССР подарил Штеттин Польше, как и другие земли Силезии и Померании. Молодых же поляков сегодня учат, что война была выиграна Великобританией и США, и только благодаря решению Рузвельта с Черчиллем Щецин — Штеттин был передан Польше).

Валерий НИКОЛАЕВ.

Новости России

Перейти в раздел